Известные люди о Перми

Павел Мельников-Печерский (писатель, историк) :

«Пермь - единственный губернский город, стоящий на Каме, расположен на левом, возвышенном берегу этой реки, в 18 верстах ниже устья реки Чусовой. Он выстроен правильно, можно сказать правильнее Нью-Йорка: ровные, большие кварталы, прямое и параллельное направление улиц и переулков бросаются в глаза при первом взгляде каждому приезжему и вместе с тем свидетельствуют о недавнем основании этого города». («Дорожные записки: (На пути из Тамбовской губернии в Сибирь)».
«...Пермь независтлива: она считает себя лучше всех городов и упорно стоит за свое. Пермь - настоящий русский Китай... Что ни говорите, а ведь Пермь на матушке святой Руси не последняя спица в колеснице!». («Дорожные записки: (На пути из Тамбовской губернии в Сибирь)».

 

Павел Небольсин (историк, этнограф) :

«Что за прелесть город Пермь, когда в него въезжаешь. Во-первых, - застава: это два высоких столба, соединенные между собой чугунной цепью, под которой может пройти не наклоняясь Колосс Родосский. НА вершине этих столбов сидит по орлу, а у подножия стоит по медведю. Чрезвычайно живописно! К заставе примыкает обширный луг, окаймленный длинным бульваром: это тоже эффектно. С противоположной стороны стоят красивые здания, стройным рядом вытянувшиеся в линию и рекомендующие собою прочих своих братий, размещенных внутри самого города» («Заметки на пути из Петербурга в Барнаул»).

 

Борис Пастернак (писатель, поэт):

Был утренник. Сводило челюсти,

И шелест листьев был как бред.

Синее оперенья селезня

Сверкал за Камою рассвет...

Седой молвой, ползущей исстари,

Ночной былиной камыша

Под Пермь, на бризе, в быстром бисере

Фонарной ряби Кама шла. Волной захлебываясь, на волос

От затопленья, за суда

Ныряла и светильней плавала

В лампаде камских вод звезда...

 

Михаил Осоргин:

«...Была у нас широкая и многоводная река и почти девственный лес под самым городом - открытая книга природы, всякому доступная, чьи глаза хотят видеть, уши слышать, а душа радоваться. Все, что нам не договаривали и не умели объяснить, мы читали на страницах этой книги. В ней мы находили настоящий закон Божий, она подготовила нас к восприятию подлинной истории... Там на ее пышных и роскошных зелено-голубых страницах мы учились постигать и любить огромный мир своих собратьев по бытию - зверей, птиц, рыб, гадов, насекомых, от золотистого жучка и вертлявой уклейки до сестры-моей-змеи и брата-моего-волка, которых несало водилось на лугах и в лесной чаще берега матери-моей-Камы...»